политика

Мелания Трамп
образование ребенка, раскрытие потенциала, she dreams журнал, роботехника, развитие детей, профессия будущего
В чем же заключается это «превратное представление» о вас, — спрашивает Меланию интервьюер. «В том, что я стеснительна, — отвечает она. — Я не стеснительна. Я знаю, чего я хочу, и я разборчива».
Пока речь идет о любой из обычных моделей, — то ни у кого нет проблем с принятием того, что любая из них, как и вообще любая женщина, может жить, работать, одеваться, вести себя и добиваться своих целей именно так, как ей угодно — и в итоге быть, несомненно, успешной, причем, какова бы ни была цена. Это может любая из них, — но — почему-то — все еще не первая леди США.

Несмотря на распространенное мнение, Мелания — не первая из президентских супруг, родившаяся за пределами США: супруга президента Джона Куинси Адамса, Луиза Адамс, родилась в Великобритании. И она не первая модель среди них — моделями также были Бетти Форд и Пэт Никсон. Но если самым смелым — по тем временам — поступком Пэт Никсон в качестве модели было появление на публике и на страницах журнала в брюках, то Мелания, в 2000 году снимавшаяся для GQ, не совершила из ряда вон выходящего поступка — она просто делала то, что на тот момент от нее требовала ее профессия.

Мелания Трамп появляется на публике в нарядах, которые никому не позволяют забыть о том, что она — бывшая модель, и представляет собой не только немаловажную «часть» его бесконечно обсуждаемого публичного имиджа, но и свой собственный, отчасти как бы находящийся в тени, но при этом глубоко интригующий всех образ. В отличающейся резковатой красотой словенке есть нечто почти завораживающее.

Еще в 1999 году, когда Дональд Трамп в первый раз задумался о выдвижении себя на пост президента, Мелания привлекла к себе интерес журналистов, хотя тогда еще и не была его официальной женой. Ее спросили, какой она видит себя в роли первой леди страны. Она ответила, что ее привлекает «традиционный» образ — такой, как у знаменитой Джеки Кеннеди.

В интервью, которое Мелания давала незадолго до победы своего мужа на президентских выборах, она вспоминала 1999 год. «Тогда я сказала, что хочу быть похожей на Джеки Кеннеди или на Бетти Форд. Но это было в 1999 году. С тех пор многое изменилось».

В ее образе как новой первой леди США, несмотря на то, что в одежде она нередко предпочитает «классику» — с поправкой на свой собственный стиль, — действительно, очень мало традиционного, особенно в глазах большинства.


Анна Павлова
Автор
Она родилась в Словении, работала моделью, снималась для обложек журналов и как будто сошла с них. Мелания говорит на правильном английском, но с необычным акцентом (помимо него, она владеет родным словенским, сербским, немецким и французским). Она говорит выразительно и четко, но при этом как будто скуповато. Что лишь подогревает у многих интерес; хочется узнать, что все-таки на самом деле стоит за «почти безупречным» внешним обликом этой женщины с необычной и насыщенной биографией. Что стоит за ее непроницаемым видом и имиджем, который выходит как бы более прохладным и отстраненным, чем, возможно, хотелось бы ей самой, потому что эта прохладность отчасти чем-то напоминает самоустранение.

Между тем, в одном из интервью Мелания напрямую замечает, что о ней сложилось «превратное представление» в СМИ. Как будто людям кажется, что если она молчит — значит, она глупа (не говоря уже об обсуждениях ее брака — который и вовсе подчас изображают как дьявольскую сделку).

В чем же заключается это «превратное представление» о вас, — спрашивает Меланию интервьюер. «В том, что я стеснительна, — отвечает она. — Я не стеснительна. Я знаю, чего я хочу, и я разборчива».

Возможно, именно это — способность принимать четкие решения — помогает ей и в браке. Быть рядом со своим супругом, разделять с ним его бурную жизнь. И, как сама она говорит — даже направлять его.
«Такому человеку, как мой муж — настолько успешному и настолько влиятельному, — нужен кто-то, способный говорить с ним начистоту. И это должен быть умный человек. Моя задача совсем не в том, чтобы всего лишь оказывать ему мелкие услуги. Я даю мужу множество советов, я всегда сообщаю ему свою точку зрения. При этом я никогда не ухожу от ответа. Я всегда говорю ему все как есть. И после того, как он выступает с очередной речью, мне звонят его дети — Иванка и его сыновья, — и говорят: «Позвони отцу и передай ему это и это. Он прислушивается к тебе». Они знают, что я могу подсказать ему верное направление... Хотя иногда он следует советам, а иногда и нет. Естественно, что он сам принимает решение».
У Мелании была целая жизнь, чтобы выработать свой трезвый взгляд на вещи, а родилась она в городе Ново-Место в Словении в 1970 году, во времена коммунистического режима. В детстве все воспринимают любое общество как должное, но она с интересом узнавала из программ CNN о жизни за «железным занавесом». И уже тогда представляла для себя необычное будущее: «Мне казалось, что одной только моей страны мне будет мало».

Начав модельную карьеру в 16 лет, она после первого курса оставила учебу в Люблянском университете, где изучала архитектуру и дизайн, чтобы уйти в модельный бизнес. Свое решение она приняла сознательно.

«Это было то, чем я хотела заниматься, моя страсть. И я всегда считала: если ты видишь перед собой цель, то к ней нужно идти, не останавливаясь. Если ты что-то решила — действуй. Чего тебе не надо — так это однажды оглянуться и сказать: «И почему я не воспользовалась моментом?».


Казалось бы, подобной женщине и не нужно чем-то доказывать свое присутствие. Она — жена одного из мировых лидеров. Она — женщина, пробившая себе дорогу в сложном модельном бизнесе, и причем, оставшись верной своим принципам: «В этом деле нужно быть сильной. Я не принимала предложений агентов, которые приглашали меня куда-то поехать с ними на выходные. Некоторые девушки на это соглашаются. Но я отлично знала, как работает индустрия. И я не поддавалась. Я знала, что творится на тех вечеринках: наркотики, алкоголь... А это путь в никуда. Я оставалась, прежде всего, верной себе».

Но каковы бы ни были принципы Мелании и как бы хорошо они ни послужили ей в жизни, тот главный повод, из-за которого ее обсуждают — это не ее личные достижения и даже не ее личность. Первичен в активном интересе к Мелании, как ни парадоксально, Дональд Трамп, и именно его поведение во многом вызывают непреодолимое желание вертеть и рассматривать жизнь Мелании.

Отсюда возникают вопросы вроде — что на самом деле мы там видим? И как именно истолковать то, что мы видим. При этом, отчасти попросту из-за скандальной славы Трампа, многие вопросы относятся к Мелании, именно как к его супруге, и выражают настоящую озабоченность. Как в действительности к ней относится ее муж? Не чувствует ли она себя не в своей тарелке рядом с ним, не выглядит ли она несчастной.

Но озабоченность и сочувствие — это еще далеко не все. С другой стороны, на Меланию постоянно обрушивается критика — и причем именно за все то, чего она сумела добиться в жизни: от успешной модельной карьеры до переезда в США и знакомства с будущим президентом.

И если хотя бы на минуту забыть о самом Трампе, то выходит, что и постоянное внимание, и критика, и осуждение льются на Меланию со всех сторон не из-за того, что она представляет собой как человек, и не из-за ее поступков, а просто из-за ситуации, в которую она попала. Никто бы и не подумал критиковать или осуждать ее стиль, происхождение, или модельное прошлое, если бы только она не была женой нового президента США Дональда Трампа. Если когда-то Мелании хотелось походить на Джеки Кеннеди, то теперь ей приходится принимать, что и в наши дни на первых леди все еще слишком часто смотрят как на живое приложение к их мужьям — как когда-то смотрели на саму Джеки.
Credits
Автор — Анна Павлова
Дизайн и верстка — Юлия Демидова
Источники: http://dujour.com/news/melania-trump-interview/
http://www.telegraph.co.uk/news/2017/01/20/first-lady-melania-trump-will-take-role/

comments powered by HyperComments
Made on
Tilda