Интервью с Юлией Никишиной, соосновательницей Образовательного пространства «Земляне»
Юлия Никишина, проект земляне, образовательное пространство для взрослых и детей, образование ребенка, раскрытие потенциала, she dreams журнал
Юлия Никишина мечтает о человеке Будущего – целеустремленном, самостоятельном и способном к самоконтролю. Воспитывать детей такими – миссия ее образовательного центра с интересной философией, где родителя ведут к развитию через его ребенка, а счет и письмо не являются основной целью начальной школы.
В 2009-м году Вы закончили программу MBA в Московской бизнес-школе, стали тьютором. До этого успели сделать успешную карьеру, занимались развитием бизнеса – и вдруг вектор сменился на развитие людей. Почему?
Я даже раньше закончила MBA, стала тьютором – это было параллельно позиции коммерческого директора в издательстве «Манн, Иванов и Фербер». Это были два параллельных пути. Занималась я модулем личной эффективности. Эта тема мне всегда была интересна. И в компаниях, где я работала – и в Эксмо, и в Манн, Иванов и Фербер, у меня было много разных проектов, связанных с повышением личной эффективности сотрудников. Поэтому тема для меня была уже знакома.

Ваша дипломная работа, бизнес-план проекта «Территория саморазвития», была как-то связана с идеей «Землян»?
Идея зрела. Сам диплом был связан с онлайн-площадкой, где люди могли бы проходить разные курсы, связанные с поиском призвания, тайм-менеджментом, с тем, как ставить цели, как к ним идти, как себя мотивировать. При работе в этом направлении стало понятно, что начинать надо не с 30-летними людьми, а гораздо раньше. Даже не школьном возрасте, а еще раньше. Именно тогда я начала смотреть разные педагогические системы. Тогда же родила своего первого ребенка – получилось, что звезды сошлись.

Эсма Хабурзания
Автор
Я увидела, что методика Марии Монтессори отвечает на мой запрос, как вырастить человека Будущего – человека, который самостоятелен, ответственен, понимает, как себя мотивировать, умеет сам себя контролировать и отвечать за результат. Так произошло дальнейшее развитие в виде создания оффлайн-проекта. И он был уже не только для взрослых, но и для детей.
Юлия Никишина
женский журнал онлайн, shedreams.ru, методика развития монтессори, монтессори методика раннего развития, система монтессори, развитие детей дошкольного возраста
Легко ли объединять детей и взрослых в одном формате?

Родители оказывают огромное влияние на детей не только тем, что они говорят, что им делать, но и своим примером. Можно говорить что угодно, но, если ты сам по утрам не бегаешь, твой ребенок вряд ли по утрам будет делать зарядку и бегать. Поэтому, когда мы работаем с детьми, нам просто необходимо работать с родителями. Иначе мы не получаем того результата, который хотим. Не то что сложно – мы с удовольствием работаем и с детьми, и с родителями, проводя много разных и семинаров, и завтраков, и лотерей семейных, с тем, чтобы объединиться и развиваться вместе. Взрослые в данном случае выступают учениками у своих же детей.

Как можно повлиять на взрослых, у которых уже сложились поведение, мышление, образ жизни?
Проводя тренинги, семинары, разговаривая. Мы приглашаем интересных экспертов, мастеров, людей, которые себя изменили или что-то в окружающем мире – наверное, никаких супер-идей нет в этом вопросе. Очень многое взрослые получают, смотря на своих детей. В этом мы видим инструменты, чтобы достучаться до взрослого. Ребенок очень часто показывает взрослому его же проблемы. Через это и происходит большая работа.

Любая семья может прийти к вам или нужны единомышленники?
Мы принимаем любую семью. Каждую среду у нас День открытых дверей. Мы встречаемся со всеми новыми людьми, которые готовы прийти в наше Пространство. Другое дело, что есть какие-то концептуальные вещи, по которым люди не готовы выбрать нас как свое образовательное пространство. Тогда мы ведем диалог и пытаемся договориться по спорным моментам.


В «Землянах» есть Монтессори-школа. Она родилась из критики общегосударственной системы, или вы не соперничаете?

У нас же еще есть формат детского сада. Его тоже можно назвать альтернативным для традиционной системы образования. На самом деле вопрос не столько критического взгляда, сколько ответа на вопрос, что мы хотим растить в наших детях. Если мы отвечаем, что это самостоятельность, ответственность, инициатива, лидерство, понимание своего предназначения, то традиционная система пытается отвечать на эти вызовы, но она очень консервативна.

Методике Монтессори уже более 100 лет, и в ней изначально заложена работа именно с этими компетенциями. Накоплен огромный мировой опыт. В мире более 20 тысяч Монтессори-школ. Поэтому используя этот опыт мы уже сегодня можем развивать в наших детях качества человека Будущего. Безусловно, мы учим их считать и писать, но это не является основной работой в начальной школе для ребенка. Он учится полностью выстраивать свою траекторию, сам себя мотивирует, идет к своему результату.

Как можно оценить успешного ученика Монтессори-школы?
Это человек, который может работать без внешнего контроля, со своей внутренней мотивацией. Он знает, что он хочет и как к этому идти. Например, ребенок захотел заниматься синхронным плаванием. Он сам может сделать обзор школ синхронного плавания в Москве, позвонить в эти школы, узнать все условия, поехать на прием, организовать свою дорогу – и дальше заниматься.

То есть вы приучаете прежде всего к самостоятельности, к способности зрело мыслить?
К самостоятельности, к тому, чтобы понимать, чего я хочу, и делать свой выбор сознательно. И без внешнего контроля потом еще работать. Одно дело сделать выбор, и – потом себя организовать на длительную работу.
Когда в США была моя коллега, она зашла в класс 6-9 <лет>, долго просидела, в течение двух часов, и так и не увидела учителя. При этом дети все время работали. Она пошла в администрацию, спросить, почему нет учителя. Ей сказали, учитель заболел. Но класс работал как с учителем, так и без учителя. Каждый знал, что ему нужно делать.

Когда Вы принимали решение, что хотите делать бизнес именно с партнерами, что Вами руководствовало?
Где-то на третьем году существования проекта ко мне присоединилась одна из родительниц – Татьяна Рязанцева. Чуть позже присоединилась Инна Инюшкина, и мы открыли школу. Партнерство дает колоссальную новую энергию – другую, ту, которой у тебя нет. В нашем партнерстве это все легко отследить: у меня есть свои субъективные качества, я могу долго бежать, зная, куда мне нужно. Я – волевой человек. Ко мне присоединилась Татьяна Рязанцева – очень гармоничная, очень душевная. Она привнесла в наше Пространство много любви и нежности. Присоединилась Инна – очень яркая, огненная – и наше Пространство еще и зажглось. Партнерство позволяет достичь синергетического эффекта. Я точно понимаю, чтобы одна никогда бы не пришла к тому результату, который есть сейчас.

Буквально полгода назад – теперь у нас уже четверка – к нам присоединилась еще одна девушка, которая возглавила секцию дополнительного образования. И она принесла что-то новое в наше Пространство. Я вижу, как оно продолжает расцветать. Это объединение совершенно разных людей, горящих одним делом.

Как Вы строите свои отношения с партнерами? У вас все на доверии, на словах или на бумаге?
Раньше все было именно на доверии. Мы не фиксировали на бумаге. Но в определенный момент, когда бизнес стал расти, стало понятно, что для того, чтобы потом избежать каких-то историй, нужно зафиксировать на бумаге, поговорить об этом, понять, как вести риски. Сейчас у нас есть документ – договор, партнерское соглашение, которые мы заключили между нами четырьмя. И мы действуем уже согласно этому соглашению. Это нам помогло уточнить позиции каждого из партнеров и более четко определить зоны ответственности.

Какие сложности Вы встретили при открытии компании и развитии проекта?
Сложности у нас есть и сейчас. Есть сложности финансовые, поэтому что наш бизнес более социальный. Для того, чтобы дальше развиваться, надо привлекать инвестиции. Возврат на инвестиции в нашем секторе невелик. Эта сложность – одна из ключевых. С остальными мы работаем, если что-то возникает. Это вещи, связанные с арендой помещений, потому что необходимы определенные требования к помещениям, к территории. У нас есть большие мечты о том, чтобы каждая школа была оборудована бассейном, конюшней, чтобы был каток. Очень хочется дать детям больше, но пока есть определенные ограничения.

Как Вы относитесь к своему бизнесу: готовы дать ему возможность расти не совсем под Вашим контролем, или это что-то настолько личное, что нельзя отдавать в чужие руки?
Очень хороший вопрос. Мы много на эту тему дискутируем, можно ли тиражировать такой «душевный» проект. Мы в связи с этим уже год работаем с Михаилом Рыбаковым. Это бизнес-консультант, который занимается структуризацией компании, описанием бизнес-процессов. Мы описываем процессы в компании, чтобы понять, какую часть этой души можно точно структурировать, как это можно тиражировать дальше. Но другая часть не поддается описанию. Интересно: мы понимаем, что эта часть может быть передана по-другому, не так, как принято в классическом бизнесе. Эта часть точно передается не путем начертания квадратиков и стрелочек. И мы как раз вырабатываем наш, возможно инновационный, подход к описанию бизнес-процессов таких компаний, как наша.

У Вас остается свободное время? И если да, то, что Вам удается делать?
В свободное время я делаю много проектов – дополнительных к тому, что у нас есть. Недавно мы открыли каменную мастерскую. Я веду Клуб юных геологов и сама много изучаю тему минералов, горных пород. Все свободное время провожу на разных курсах, посвященных минералам. Летом мы с детьми планируем ехать в первые экспедиции. Ну, и параллельно создаем мастерскую украшений. Одним из проектов будет создание личных коллекций нашими детьми.

Credits
Автор — Эсма Хабурзания
Дизайн и верстка — Юлия Демидова
Фотография courtesy http://prozemlyan.ru/
comments powered by HyperComments
Made on
Tilda