ИСТОРИЯ УСПЕХА



Дарья Мациевская
Ниша для модного бренда: Дарья Мациевская увидела в русской культуре массу подсказок и преимуществ для дизайнера
Бывший военный журналист Дарья Мациевская берется расшифровать русский культурный код в моде и дизайне. Основательница Daria Macijewska сумела обаять женщин духом русской классики в своих коллекциях. Ее второй проект – фестиваль «Русские сезоны» – привлек внимание модного сообщества и чиновников к идеям национальных художественных промыслов.


Дарья, Вы покинули журналистику и работу в крупном издании, чтобы перейти в фэшн-индустрию. Это была авантюра или уверенность, что сможете «раскрутить» новый проект?
Сначала было полное ощущение авантюры, потому что идея создать коллекцию пришла неожиданно. Не могу сказать, что я к ней долго готовилась. И вместе с тем была смелость новичка, поэтому я смело во все окунулась. Но параллельно я продолжала работать. Меня поддерживала семья на тот момент, и в то же время я пошла на новую работу (занималась PR), потому что нужно было вкладывать деньги в покупку ткани, в учебу, в конструкторов, отшив и так далее. С одной стороны, это была авантюра. Но с точки зрения финансов – там я все-таки подкладывала «соломки».

Что это значит для новичка – поставить на ноги собственный лейбл?
Здесь самое важное – это желание и готовность много учиться, много смотреть и много работать. Для новичка очень важно этим гореть. Потом уже появляется очень много критики к себе, становится намного сложнее. Если в самом начале ты только учишься, все, что у тебя получается, вызывает огромный восторг. И поскольку еще нет больших знаний и насмотренности, тебе кажется, это просто верх совершенства! Ну, и новичкам еще везет.

А когда ты начинаешь работать над качеством, пытаешься выстроить марку, найти свою нишу, чтобы были хорошие отдачи в продажах, это уже намного более последовательный процесс, который тоже требует смелости, но другой. Тебе приходится все время себя убеждать идти вперед, что это еще не «стоп».

А как приблизительно выглядело открытие бизнеса?

У меня родилась в голове идея коллекции. Муж сказал, рисуй! Я говорила: «Нет, дурацкая идея». Он меня просто посадил в машину, купил еды, возил с собой на встречи, оставлял в этой машине и говорил, рисуй. Я рисовала. И поскольку я любила этим заниматься с детства, и у меня достаточно богатое воображение, как-то это все быстро шло. А потом я начала находить людей: нашла конструкторов, швей. Начала работать с конструктором и у нее учиться. Начала работать с тканями, лекалами и так далее.

Первую коллекцию – это была учебная коллекция – мы показали на Неделе моды (Неделя моды в России в 2013-м году, в рамках которой Дарья Мациевская выиграла конкурс молодых дизайнеров). Были хорошие продажи и хорошие отзывы. Хотя сейчас, когда я смотрю на нее, вижу, что она очень вдохновенна, но это именно «одна из первых коллекций молодого дизайнера» (смеется). Но все равно она была создана с большой любовью, и там встречаются классные идеи.


Эсма Хабурзания
Автор
А что важнее – генерировать креативные идеи или делать то, что в итоге востребуют покупатели?
Я очень люблю истории создания марок, жизнеописание дизайнера («Как жизнеописания святых», – вновь смеется Дарья). Когда пришла идея, как он начал ее реализовывать, через что прошел. Мне кажется, каждый находит свою нишу. Поскольку во мне есть склонность к аналитизму, я для себя разбиваю марки на группы. Есть марки, которые сами генерируют тренды. Есть марки, которые подхватывают эти тренды и делают достаточно качественно (в России сейчас много таких дизайнерских марок средней ценовой категории).

А есть дизайнеры, которые, скорее, рассказывают свою индивидуальную историю. Мне, наверное, эта идея ближе. Подхватывать тренды, думаю – с точки зрения маркетинга, рынка, не очень хорошая идея. Если у тебя хорошо отлаженное производство, ты быстро на все реагируешь – это «класс». Но в то же время – это всегда конкуренция с такими марками масс-маркета, как Zara, H&M. И не факт, что в этой «битве ты выиграешь.

Мне кажется, что для дизайнера, который имеет творческий характер, самораскрытие более интересно. Хотя в то же время в каждой коллекции могут смешиваться и знаковые вещи, которые присущи именно тебе – твой собственный стиль, и тренды – когда ты идешь в ногу со временем. Здесь может быть такая золотая середина.

А какие жизнеописания марок Вас вдохновляют больше всего?
Мне очень нравится, как начинали Dolce&Gabbana – их история, которая в какой-то степени перекликается с другим моим проектом, когда они стали опираться на итальянские <художественные> промыслы. Мне нравится история Kenzo, который опирался в том числе на фольклорные, народные мотивы.

Мне нравится Альвиеро Мартини. Он специализируется на том, что делает на кожгалантерее, чемоданах, постельном белье <принт в виде> карты местности. Его предметы предназначены для людей с философией путешественника. В какой-то момент он приехал из Италии, где его никто не знал, в США, организовал пресс-конференцию. Сказал, что он – невероятно крутой, известный дизайнер. Собрал всех в отеле, показал свои вещи и получил десять публикаций. И уже известный в США, приехал в Италию как победитель. Это момент, с одной стороны, авантюризма, с другой – творчества. То, как дизайнер находит свою нишу, – это на самом деле круто. Кто-то начинает вышивать, кто-то находит форму, предмет одежды или аксессуар – это море креативности, в котором можно бесконечно находиться и вдохновляться этими примерами.
Как началась история фестиваля «Русские сезоны»?
Идея тоже пришла сама собой. Нет, не совсем сама собой – мне ее в какой-то степени привнесла мама. Она подарила мне оренбургский платок. Я на тот момент уже занималась модой. И в то же время я – человек, который любит русскую литературу, который был военным корреспондентом. Поэтому у меня есть любовь к своей стране, и в какой-то момент это все вместе как-то соединилось, и вдруг пришла идея фестиваля «Русские сезоны». Это фестиваль русской культуры в дизайне и моде.

Идея пришла в голову, начала как-то жить, развиваться, крутиться. И в какой-то момент я с удивлением обнаружила, что я начинаю что-то для этого делать, кому-то об этом рассказывать, что-то планировать, рисовать какие-то схемы. Очень неожиданно! Поэтому я сторонник того, что идеи сами приходят в голову.

И вот Вы отправились в Минпромторг, насколько верно я помню. Вас поддержали?
Я выделила для себя несколько партнеров. Но Минпромторг в итоге, действительно, стал для нас «большим» братом. На самом деле, наши взаимоотношения тоже начались с небольшой авантюры. Я, конечно, начала их уговаривать и писать постоянно письма. Сам процесс всего этого – долгая и сложная история. Я была уверена, что они нас поддержат, и мы уже начали рассылать письма фабрикам народных художественных промыслов и писали о том, что нас поддерживает министерство. Фабрики звонили в министерство. Мне позвонил оттуда разгневанный чиновник, который сказал: «Дарья, почему вы говорите фабрикам, что мы вас поддерживаем? Что вообще происходит? Кто вы и что вы делаете?».

Мы с ним встретились. И несмотря на то, что все это началось с такой истории, он <нас> поддержал. И теперь мы вспоминаем эту историю с улыбкой. Он поверил в нас, но очень долго, каждый раз приходилось его убеждать. Он, собственно, видел <перед собой> молодую девушку, которая говорила, хочу, чтобы федеральное ведомство нас поддерживало. Очень круто, что в министерстве есть люди новой формации, которые могут видеть потенциал в тех, кому помогают.

Вы сделали стенды вместе с фабриками. Что они представили? Какой был итог у фестиваля?
Наша программа была выставочная и деловая. На деловой программе мы проводили круглый стол. А выставка представляла предметы, изготовленные на фабриках художественных промыслов, и образы от российских дизайнеров, которые работают в русском стиле. У нас были манекены, витрины с очень красивыми изделиями: были павлопосадские платки, кружево, хохлома. На тот момент мы специально собрали не очень большую выставку. Мы просто отобрали самые красивые вещи, которые в том числе относятся к дизайну и моде и отвечают новым требованиям. Потому что у фабрик иногда бывают «проблемы» с дизайном.

У нас было очень хорошее анонсирование в СМИ – нас здорово поддержали. Но самым ярким событием был, безусловно, круглый стол. Он получился очень живой, оживленный. Мы собрали участников, которые раньше вообще боялись к друг другу подойти. У них смешивалось все: и страх, и ненависть (Дарья усмехается).

На удивление – оказалось, что тема интересна очень разным людям. У нас были и представители фабрик, и известные российские дизайнеры – Симачев (Denis Simachev), Вильшенко (Vilshenko), Линович (Masterpeace) – модные блоггеры, представители бизнеса (например, Шумский, Куснирович). Люди спорили, говорили о проблемах. В какой-то момент журналистка РЕН-ТВ задала провокационный вопрос Куснировичу. Начался задушевный разговор, правда, немного с выяснением отношений. Но ощущение дружественности и два часа юмора не подвели – <разговор> закончился очень хорошо! Люди не хотели расходиться.

Что можно сказать об участниках фестиваля этого года и заявках, которые они присылают?
Мы объявили конкурс для молодых дизайнеров одежды, интерьеров, посуды. 20 февраля мы закончили принимать заявки. Материала пришло очень много. На следующий день мы сидели и разбирали все с нашим куратором – Наташей Туровниковой. И у нас были самые разные реакции. Есть очень крутые работы, портфолио, хорошие предложения, очень качественные конкурсанты – люди, у которых есть не просто идеи, а умение работать, профессионализм, системность. Не просто яркая вспышка таланта, на которой все оканчивается. Были откровенно «зеленые» работы, работы «середнячков».

Были еще особенные заявки, которые не укладывались в наши требования, но были очень интересны и талантливы. Мы их отложили – может, что-то для них специальное придумаем.

У Наташи была разная реакция: от «Боже мой, какая красота», «давай вернемся к этой заявке, посмотрим еще раз, как эта девочка делает вышивку» до «Господи, помилуй, что это». Заявки самые разные, но мы очень рады, что там есть из чего выбрать. В итоге мы сможем показать очень красивые конкурсные работы.

Насколько сложно или легко «пробиться» таким талантам, которые делают ставку на народный художественный промысел?
В принципе, мы попросили прислать заявки дизайнеров, не соотносясь с тем, с каким стилем они работают. Мы увидели стили совершенно разные. Там могли быть и работа с формой, и футуризм, и темы космоса. Там необязательно должна была быть какая-то народная тема. Но это должны быть люди, которые способны здесь и сейчас поработать именно с такой тематикой.

Но надо сказать, что русская тема всегда помогает. Те же народно-художественные промыслы будут всегда скорее помогать, чем мешать человеку делать себе имя в модной индустрии. Если мы возьмем дизайнеров, которые смогли сделать себе мировое имя, то это люди, которые работают с русскими культурными кодами. Это Симачев, Вильшенко, Ахмадуллина, Ульяна Сергеенко, Аксенов, который занимается украшениями. Это особенно важно на мировой арене, потому что только это и может заинтересовать. Грубо говоря, это тот конь, на которого садится дизайнер и может брать большие рубежи.
Credits
Автор — Эсма Хабурзания
Дизайн и верстка — Юлия Демидова

comments powered by HyperComments
Made on
Tilda