ИСТОРИЯ УСПЕХА


Ольга Флер
Ольгу Флёр при рождении, должно быть, поцеловала добрая волшебница. В 19 лет неудачу на вступительных экзаменах Ольга обратила в собственное event-агентство с Mercedes Benz в качестве первого клиента. Сетования коллеги на недостаток общения - в аукцион благотворительных свиданий, собравший более 5 миллионов рублей за полгода.
Что это, как не чудесный дар добиваться успеха при любых обстоятельствах?

Ольга, как начиналась Ваша бизнес-история?
Я закончила школу, когда мне было 17 лет. И у меня были некоторые сложности с поступлением: собственно, я не поступила туда, куда я хотела. Пришлось пойти в другой институт. Хотелось поскорее <его> закончить и поступить в МГУ (мечта была – учиться в МГУ). Когда я пришла на первый курс, поставила себе цель успеть все и сразу.

Что это был за бизнес?
Все началось с того, что я пошла работать в рекламное агентство – с первого дня института, я бы сказала. А через два года случилось так, что я открыла event-агентство. Первый наш клиент был Mercedes Benz Россия. Это было достаточно неожиданно даже для меня. Потому что было сложно поверить, что можно в 19 лет открыть бизнес и заключить договор с Mercedes на обслуживание.

Как Вы этого добились? Просто пришли и предложили свои услуги?
Мне встретился интересный партнер, который был очень настойчив. Тогда был кризис, и бренды начали экономить на производстве мероприятий. Он пришел в Mercedes и сказал, что им пора оптимизировать свои расходы, и предложил работать с нами, потому что мы молодые и оптимизировать расходы сможем за счет того, что привлечем спонсоров на площадку.

Чем Вам доверили заниматься?
У нас был контракт порядка двух лет, и мы могли заниматься всеми мероприятиями по России. Каждые два месяцы были презентации новых моделей.


Эсма Хабурзания
Автор
Сергей Капков, Алена Долецкая, Дарья Веледеева, Гор Нахапетян, Наташа и Мурад Османн приняли участие в аукционе благотворительных встреч — Date For Charity

https://www.facebook.com/meetforcharity/
Как потом развивался бизнес? Клиенты шли, зная, что у вас в активе есть Mercedes?
Так и случилось на самом деле. На «большое» имя пришло большое количество интересных клиентов, в том числе автомобильные бренды и разные алкогольные марки.

А с поступлением в университет достигли своей цели?
Да, я закончила первый ВУЗ вместо четырех лет за три и экстерном, потому что параллельно работала. Дальше поступила в МГУ на журфак, сдала академическую разницу и закончила магистратуру, получив диплом.

То есть Вы уже имели в активе пару коммерческих и одно благотворительное начинание и тут решили взяться за принципиально новый формат для российского фандрайзинга – Meet for Charity. Что побудило?
На самом деле, это была шутка. Мы сидели в моем event-агентстве (сейчас оно трансформировалось в PR-агентство, обслуживающее российские модные и ювелирные бренды) с коллегой. Она пожаловалась, что ей хочется чего-то нового: новых ощущений, знакомств. А мне нужно было найти средства на организацию праздника для детей с ограниченными возможностями. Это третий проект, который существует у меня – Handmade Charity, праздники для детей с ограниченными возможностями каждые выходные в ресторанах Москвы. Он работает в Москве, Нью-Йорке и Киеве. Сейчас мы запускаемся в Израиле.

И мне нужно было найти деньги на организацию очередного праздника. Я предложила <коллеге> идею «продать» ее на благотворительном аукционе на моей страничке в Facebook. Она согласилась. Я повесила ее фотографию и предложила делать за нее ставки. Уже минут через 20 ставки были до двадцати тысяч рублей. Тогда это была великая сумма на организацию нашего праздника. Сейчас уже ставки – 400 тысяч. Я ужасно обрадовалась, а она пошла на встречу.

После этого мне посыпалось безумное количество заявок. Люди хотели участвовать и писали, продай меня, я поучаствую. Я поняла, что нужно создать отдельную страничку. Дальше начали подтягиваться люди. Сами предлагали свои услуги именно, чтобы помочь. Это была благотворительная мотивация в первую очередь. Ставки возросли: сначала до 200 тысяч, теперь самая большая ставка – 400 тысяч. За полгода мы собрали более 5 миллионов рублей за счет крайне простого инструмента, выкладывая около трех фотографий в неделю. Мы поняли, что потенциал большой и надо расширяться. Делаем интернет-платформу (приложение), которая позволит собирать больше средств и большему количеству людей участвовать не только в России, но и в Лондоне, Штатах и так далее, возможно, даже на азиатских рынках.
Ольга флер, история успеха, начать бизнес, женский онлайн журнал
Вы также являетесь специалистом по этике и протоколу. А в благотворительности существует этика?
Это сложный вопрос (Ольга смеется). Наверное, она существует везде. Этикет, в котором я являюсь специалистом, существует везде. К нему нужно внимательно относиться. Это, в первую очередь, уважение к людям. Что касается благотворительности, это, наверное, проявляется в большом внимании и благодарности тем людям, которые жертвуют средства. Это «номер один» из того, что мы можем сделать для людей, которые безвозмездно жертвуют свои средства.

Как много людей, которые участвуют в проекте, интересует, куда пойдут деньги, и просят ли Вас направить средства на конкретные инициативы?
Не очень много. К проекту большое доверие, потому что мы работаем с топовыми московскими фондами, которые уже заслужили свою репутацию. Люди уже знают, что средства, действительно, пойдут на серьезные нужды. Очень мало, кто интересуется. Большинство людей доверяет. Но обычно, когда мы выставляем лот, мы спрашиваем человека, какой фонд он поддерживает, и кому бы он хотел помочь. Для нас важно, чтобы он имел чувство сопричастности.

Когда в России говорят о благотворительности, можно встретить два мнения: что в России неразвита благотворительность, и, что у нас много неравнодушных, всегда готовых помочь. На какой стороне Вы?
Мне кажется, Россия по количеству неравнодушных, готовых помочь, просто лидирует. Есть совершенно субъективное мое мнение (статистику я не проверяла): я просто вижу каждый день в своем окружении – и вообще в обществе – людей, готовых отдать деньги. И это подтверждает наш проект: люди готовы до 400 тысяч пожертвовать ради того, чтобы сделать доброе дело. Невероятно круто и удивительно для меня: я вижу это везде! У меня есть несколько проектов. Есть Handmade Charity, где это – просто помощь руками. И если у людей нет свободных средств, они могут просто прийти и помочь нам в ресторане сделать ребенку мастер-класс. Люди толпами нам пишут, и иногда просто нет места.

Что касается неравнодушия: у меня есть небольшой детский дом, которым я занимаюсь. И я очень мало помню в своей памяти отказов.

Вы открыли частный детский дом?
Я его не открыла. Я им просто помогаю. Они открылись 18 лет назад. Одной великолепной семьей, которая усыновила 30 детей. Дети выросли – они усыновили еще 30 детей. Это семейная такая история, ни в коем случае ко мне не относящаяся в плане открытия. Я просто помогаю им, являюсь их попечителем, работаю со спонсорами, решаю какие-то бытовые вопросы.

А предыстория была такая, что, когда я начинала заниматься первым проектом (Handmade Charity), меня привели в этот детский дом помочь организовать праздники. У меня не было возможности какой-либо другой помощи. Но они оказались в сложной ситуации – пришлось включиться. И я присоединилась к невероятному директору детского дома – женщине, которая воспитала более 150 детей – и с тех пор стараюсь им помогать.

Есть ли формат благотворительности, который в России легче реализуем?
Мне кажется, мы выбрали классную нишу, чтобы заниматься благотворительностью, – нестандартный сбор средств. Обычно это очень банально – фотографии или какой-то аукцион. В Америке и Европе есть очень много инструментов. А мы используем нестандартные инструменты: организация праздников для детей с ограниченными возможностями в ресторанах Москвы. Причем, в известных ресторанах, типа <заведений> Уиллиама Ламберти, Ginza и Новикова – там, где таких детей обычно не увидишь. Можно прийти, помочь руками, и это будет помощь. Не надо каких-либо дополнительных средств. Дальше: в воскресенье, на помощь мальчику с тяжелой операцией, мы с командой работаем официантами в ресторане. И все чаевые идут на помощь этому мальчику. Наш проект, наверное, тем и интересен, что он нестандартный, привлек к себе внимание. Так что у России инструменты самые рабочие и перспективные.

Вы масштабируете свой проект в другие страны. Как Вы управляете такой большой некоммерческой структурой?
У нас сейчас хорошее развитие. К нам присоединяется на борт несколько крупных «голов» – глав крупных компаний, которые будут заниматься развитием проекта. У нас очень сильная команда: одни из сильнейших молодых разработчиков приложений – Trinity Digital, Михаил Вайсман, сильная команда дизайнеров – White Russian Studio (ребята работают с крупными брендами), сильные веб-разработчики. Команда, которая собралась, – просто гордость! Это люди, готовые посвящать свое время на благотворительность.

Моя задача – составить правильных людей на управление компанией. Команда уже сформировалась. Наш генеральный директор – человек, который стоял у истоков благотворительной платформы, похожей на Kickstarter, – Planeta.ru. Моя задача – мотивировать и привлечь специалистов к работе над проектом. Они будут управлять всей «машиной».


Credits
Автор — Эсма Хабурзания
Дизайн и верстка — Юлия Демидова

comments powered by HyperComments
Made on
Tilda