социальное предпринимательство



Анастасия Лазибная
Как создать интернет-проект для старшего поколения.
Анастасия Лазибная



Город: Санкт-Петербург

Возраст: 33 года

Образование: Санкт-Петербургский международный институт менеджмента (ИМИСП)

В бизнесе: с 2011-го года

Бизнес: онлайн-сервис услуг для людей старшего поколения «Баба-деда: Пора жить!» http://baba-deda.ru/

Детали бизнеса:
Количество сотрудников: 5-7 человек (в зависимости от проекта) + волонтеры

Книги для бизнеса или вдохновения: читаю только те книги, которые позволяют мне отключить голову – детскую литературу.

Анастасия Лазибная



Город: Санкт-Петербург

Возраст: 33 года

Образование: Санкт-Петербургский международный институт менеджмента (ИМИСП)

В бизнесе: с 2011-го года

Бизнес: онлайн-сервис услуг для людей старшего поколения «Баба-деда: Пора жить!» http://baba-deda.ru/

Детали бизнеса:
Количество сотрудников: 5-7 человек (в зависимости от проекта) + волонтеры

Книги для бизнеса или вдохновения: читаю только те книги, которые позволяют мне отключить голову – детскую литературу.

Вот уже шесть лет в России происходит маленькая, но важная общественная революция. Ее творит финансовый руководитель из Санкт-Петербурга Анастасия Лазибная вместе с командой своего онлайн-сервиса услуг для людей старшего поколения «Баба-деда». Они развенчивают мифы о людях пенсионного возраста: у поставщиков услуг – что пенсионерам ничего не нужно, у работодателей – что люди старшего возраста в работе уступают молодым.
Вы работаете на руководящей должности. Времени, наверняка, всегда было в обрез. Как же случилось, что молодая и занятая женщина задумалась о том, что пенсионеры страдают от отсутствия социальной активности?

Когда я работала в международном медиахолдинге Naspers — это крупный холдинг, у которого центральный офис находится в Южной Африке — мы много инвестировали в интернет-бизнесы по всему миру. Я давно заметила, что в фокусе находятся те компании, которые работают в основном с молодой аудиторией. И никто не обращает внимание на проекты, которые могли бы быть направлены на людей старшего возраста.

И мне показалось, что это упущение многих компаний. Потому что факты говорят, что происходит взросление населения, и потенциальных потребителей в возрасте становится все больше. При этом ни бизнес, ни инвесторы до сих пор не обращают на них внимания. Думают стереотипами, что старшее поколение более консервативно, менее понятно, менее платежеспособно и потому не является интересным потребительским срезом. На деле это не совсем так.

Как создавался информационный ресурс, и как вы искали информацию?
Искали в интернете. До сих пор сложно найти структурированные данные. Поэтому все шесть лет нашего существования мы собираем данные не машинным способом, не парсингом, а вручную исключительно из-за того, что российские региональные игроки, которые делают хоть что-то для людей старшего возраста, имеют крайне неструктурированные сайты. Иногда они их просто не имеют. Поэтому информация выкладывается как бог на душу положит.

Как выглядел рынок услуг для людей старшего возраста к моменту запуска Вашего проекта и что изменилось за шесть лет?
Это странная ситуация: прошло вроде бы много времени, целых шесть лет. За это время создавалось много громких проектов, направленных на людей старшего возраста. Это и «Возраст счастья» Яковлева, и «Олдушка» фотографа Игоря Гавара. И тема возраста в обществе стала чаще обсуждаться. Но интересных предложений для аудитории старшего возраста все еще не так много.

Когда мы смотрим на предложения, которые размещаем в нашем каталоге «Баба-деда.ру», то замечаем, что очень не хватает современных активностей – арт-кружков, фотокружков. Всего того, чего достаточно для молодежи, почему-то не делают для людей старшего возраста. Считают, что им не нужно. Считают, что нужны какие-то очевидные вещи, например, компьютерная грамотность. Она нужна, но ее и так уже много.

Хотелось бы призвать всех, кто задумывается о своем деле, начинать что-то интересное для людей старшего возраста, не отталкиваясь от стереотипов. А отталкиваясь от того, что портрет поколения изменился: люди стали более открытыми. Они уже не такие, как наши бабушки и дедушки. Сейчас к пенсионному возрасту подходят наши родители. Они другие: они путешествуют, тратят на себя больше времени и больше денег, у них куча интересов, и потребности у них тоже другие. Если хотите начинать что-то для людей старшего возраста, исходите из современных потребностей, а не из стереотипов.



Тут же возникает вопрос: насколько платежеспособная аудитория – пенсионеры?

Конечно, мы не можем говорить, что это самая платежеспособная категория населения. Все-таки в регионах достаточно сложная ситуация. В то же время в тех же самых регионах часто единственным кормильцем домохозяйства является человек старшего возраста – у него стабильный доход. В городах-миллионниках у старшего поколения больше возможностей. Тут все очень сильно разнится.

Мы точно можем говорить, что зрелые люди стали больше путешествовать. Мы это видим по Питеру и Москве, по другим крупным городам. Мы не можем это сказать про другие города, про региональные центры. Например, в Петрозаводске возможности ограничены, по сравнению с Екатеринбургом или Новосибирском. Из-за того, что страна большая, очень сложно давать среднюю температуру по больнице.

Какие услуги и информацию сейчас предлагает ваш сервис?
Мы собираем всю возможную информацию по программам для людей старшего возраста. Это как платные программы, так и бесплатные. Мы собираем данные по существующим кружкам, клубам для людей пенсионного и предпенсионного возраста, которые создаются не только в крупных городах, но и в маленьких городках, селах по всей России. У нас есть даже немного в СНГ –Белоруссии, Украине, Казахстане.

Сколько Вы вложили в проект?
До сих пор продолжаю вкладывать – уже больше двух миллионов рублей.

Удается ли сервису сейчас зарабатывать?
Удается, но не на том, на чем мы предполагали зарабатывать. У нас есть прописанная бизнес-модель: «Баба-деда» – это, по сути, «classified», на котором можно размещать информацию о своих услугах, если вы – юридическое лицо. Мы не пускаем на сайт физические лица, потому что не можем проверить их надежность. Мы предпочитаем работать только с компаниями, потому что в случае проблем можно найти рычаги влияния. Компании, размещающиеся в каталоге, могут нам платить за дополнительные услуги, чтобы аудитория их быстрее увидела, и за коммуникацию с аудиторией.

Но если честно, мы больше зарабатываем на том, что помогаем крупным корпорациям проводить программы. Мы выступаем оператором отдельных КСО- программ крупного бизнеса в России (корпоративная социальная ответственность).
По статистике страховых компаний, чаще на больничные уходят как раз молодые. Причем это могут быть «фейковые» больничные. Мы пытаемся донести работодателям очевидные для нас факты, аналитику, которую мы специально собираем, и грамотно аргументировать в пользу людей старшего возраста как специалистов. Мы никогда не говорим работодателям, что им интересно брать только людей старшего возраста. Мы понимаем, что это неправда. Но мы говорим, что им должно быть интересно брать на работу людей разных возрастов. Команды должны быть разновозрастными. На это мы делаем упор.
Анастасия Лазибная
Вы, кажется, проводите программу с МТС. Что вы делаете в рамках этой программы?

Да, все верно. У МТС есть очень интересная программа, совместная с Союзом пенсионеров. Ее запустили сравнительно недавно, в прошлом году. Эта программа называется «Мобильная академия МТС» для старшего поколения и касается обучения людей старшего возраста работе на планшетах. Покрытие программы достаточно широкое: мы запустили «Мобильную академию МТС» в десяти регионах России, и это достаточно удаленные регионы – и Алтайский край, и Амурская область.

На протяжении восьми месяцев люди предпенсионного и пенсионного возраста могли записываться на обучение и проходить его бесплатно на планшетах МТС. При этом им предоставлялись специально разработанные методические материалы – рабочая тетрадь, которая оставалась у них потом на руках, которая, по сути, является кратким конспектом обучающего курса. Занятия проводили преподаватели отдельных региональных ВУЗов, либо крупные отделения Союза пенсионеров.

Мы видим очень интересные результаты. Мы собирали статистику, обратную связь от людей, которые прошли курс. Например, один из показателей – то, что 99% считают, что курсы были для них полезными. В этом году программа будет продолжена, и состоится запуск в дополнительных десяти регионах. То есть в общей сложности в 2017-18 годах программа будет работать уже в 20 регионах России – это очень широкий охват.

Ваш сервис оказывает информационную поддержку?
Здесь мы не только информационный ресурс. Мы являемся оператором программы, координируем и курируем запуск, продвижение и реализацию программы.

У вас есть еще такие масштабные проекты?
Скоро будет известно, будет ли еще очень крупный проект. (Прим.: к моменту публикации интервью стало известно, что проект выиграл открытый тендер на запуск курсов финансовой грамотности для старшего поколения в 25 городах России).

Как вы продвигаете свои услуги, и насколько тяжело общаться с такой аудиторией, как люди пенсионного возраста?
У нас нет проблем с общением. Наш секрет в том, что мы любим то, что делаем. Нас спрашивают, как вы, молодые девушки (команда у нас исключительно женская), общаетесь со старшим поколением. Для нас нет сложностей. Нам просто нравится. Я люблю людей старшего возраста, мне с ними комфортно, мне нравится слушать истории.

Мы не видим проблем. Что мы видим – то, что им сложнее ориентироваться. Так как у нас каталог, и мы выставляем разные программы, очень часто люди старшего возраста воспринимают нас как, собственно, исполнителей этих курсов. И когда курсы не всегда справляются с качеством (есть много региональных и своя специфика: они не всегда клиентоориентированные), есть много нюансов, на которые нам жалуются. И это хорошо. Потому что, когда аудитория нам пишет, мы можем написать в ответ в организацию и сказать, что уберем ее с сайта. Но люди думают, что они – это мы. И претензии высказываются в наш адрес. Вот специфика: не всегда люди, и не только старшего возраста, различают информационную площадку и самих организаторов курсов.

Вы также продвигаете сообщество «Компании для всех возрастов», чтобы сподвигнуть бизнес создавать рабочие места для людей старшего возраста. Как развивается это направление?
Мы работаем с компаниями, чтобы они осознали, насколько специалисты старшего возраста являются для них интересным активом, кадровым резервом и просто кадровым ресурсом. Мы здесь больше ведем просветительскую работу с работодателями. У них очень много стереотипов. Прежде, чем они будут готовы создавать рабочие места, они должны сами преодолеть свои психологические ограничения, страхи о людях старшего возраста. Не всегда работодатели готовы с ними работать, потому что есть опасения и страхи, что люди будут много болеть, пропускать работу, что они необучаемы.

Статистика говорит обратное. По статистике страховых компаний, чаще на больничные уходят как раз молодые. Причем это могут быть «фейковые» больничные. Мы пытаемся донести работодателям очевидные для нас факты, аналитику, которую мы специально собираем, и грамотно аргументировать в пользу людей старшего возраста как специалистов. Мы никогда не говорим работодателям, что им интересно брать только людей старшего возраста. Мы понимаем, что это неправда. Но мы говорим, что им должно быть интересно брать на работу людей разных возрастов. Команды должны быть разновозрастными. На это мы делаем упор.

Второй упор – мы предоставляем аналитику работодателям и помогаем руководителям HR-отделов доносить до руководителей бизнес-юнитов необходимость брать на работу не только молодых, а еще и людей старшего возраста. Часто в компании приходит внутренний заказ на поиск опытного сотрудника до 35 лет. А люди старше 40 лет уже считаются возрастными сотрудниками. Это смешно, но это так.

Зачастую HR-специалист понимает, что кандидат подходит под требования вакансии, но он старше 40, 45, 50 лет. И ему сложно объяснить руководителю бизнес-юнита, что нужно брать человека старше, чем требовалось по описанию. Мы помогаем, в том числе, HR-ам, объяснить, а почему все-таки нужно раздвигать возрастные барьеры. HR-ам часто не хватает аналитики. Мы предоставляем им ее бесплатно.

Есть ли уже сейчас работодатели, которых вы сподвигнули вводить в свои команды пожилых людей?
Есть. Скоро начнется проект крупного оператора сотовой связи на сотни городов России. Мы помогаем им, в том числе, перенастраивать некоторые внутренние процессы. Например, если изначально оценка людей на входе во время интервью была построена одним образом, под более молодых людей, то мы даем наши рекомендации по изменению внутренних процедур таким образом, чтобы людей старшего возраста могли адекватно оценить.

Очень часто они раскрываются на собеседованиях совсем не так, как молодые люди. Если молодые уже привыкли себя продавать, делать сейлз-пичи о своих достижениях, то людям старшего возраста это не близко. Они воспитывались в другой среде. Они часто не продают себя, им сложно рассказывать о своих достижениях. Поэтому процесс собеседования должен строиться немного в другом порядке, и оценка некоторых критериев должна быть иной, чем она есть сейчас у многих компаний.

Социальное предпринимательство в России получает все большее развитие. Но какие в нем существуют «подводные камни»?
«Подводные камни» – в основном, вокруг того, что социальные предприниматели не сильно поддерживаются государством. Действительно, о них все больше и все чаще говорят. В то же время они не могут рассчитывать на гранты, как некоммерческие организации. Потому что социальный предприниматель – это все-таки предприниматель.

И есть крайне немного институтов, которые поддерживают. Например, фонд «Наше будущее». Там есть специальные программы, направленные на социальных предпринимателей. К сожалению, среди государственных институтов такой поддержки мы найти не можем. Крайне обидно, потому понятно, что как раз социальные предприниматели могут открывать рабочие места. В том числе в удаленных регионах, где эти рабочие места необходимы как воздух. В то же время государство говорит, зачем вас поддерживать, вы же бизнес. Получается двоякая ситуация: говорят, вы молодцы, но поддерживать это никто не готов. Все, на что могут рассчитывать социальные предприниматели, – это ограниченный набор программ с высокой конкуренцией только потому, что их <программ> мало.
comments powered by HyperComments
Made on
Tilda